среда, 23 сентября 2020 г.

Скала Сапсан, или три дня из жизни юных исследователей

Небольшое пояснение: этот материал подготовили активисты программы «Усынови заказник» из Заринского района со ст. Аламбай. Что удивительно, Лола Смирнова (руководитель школьной команды и автор данной заметки) не является учителем биологии или географии, как это у нас обычно бывает. Она – библиотекарь в маленькой сельской школе. Но настолько увлечённый человек, что всего за несколько лет выросла как натуралист оооочень сильно! Разбирается в птицах, насекомых, грибах, растениях не хуже аспирантов и даже некоторых кандидатов наук! В этом году заринская команда вышла с предложением на Минприроды АК создать в окрестностях их поселения (ст. Аламбай) памятник природы краевого значения «Скала Сапсан», и Министр поддержал эту идею активистов! Поэтому в полевой сезон этого года группа активно исследует свою подшефную территорию, выявляет места обитания редких видов из Красной книги, чтобы эффективнее предложить границы будущей ООПТ и режим её использования.

Людмила Пожидаева


Скала Сапсан, или три дня из жизни юных исследователей

«Тайга – источник новых знаний и открытий». Под таким девизом наша команда Юный натуралист из Заринского района (ст. Аламбай) начала свою исследовательскую работу на подшефной территории «Скала Сапсан» в рамках проекта «Сохраним уникумы салаирской тайги». Каждый день, проведенный в лесу, был наполнен интересными наблюдениями и новыми находками. Три дня самых увлекательных походов мы предлагаем вашему вниманию.


День первый

Раннее утро. Долина реки окутана туманом.



Поёживаясь от утреней прохлады, мы идём проведать гнездо сапсана. Дойдя до скалы с гнездовьем пернатого хищника останавливаемся и прислушиваемся. Увы, сегодня здесь тихо. На камнях находим лишь кучку перьев маленькой птахи, это остатки обеда молодого сапсана.


Возвращаемся к перекрёстку. Молодой ивняк, расположенный у дороги привлекает наше внимание, и не зря. На ветках и на стволах деревьев обнаруживаем изящно надрезанные пластинки лишайника рамалины китайской. Юннаты в своих дневниках делают краткие заметки о месте находки и количестве деревьев с редким видом. Снова выходим на дорогу.


Над нами пролетает птица, потом вторая. Одна из них садится на крону могучего кедра и начинает жалобно кричать, словно прося чего-то. Это слёток хохлатого осоеда выпрашивал пищу у своих родителей. Вскоре один из родителей ответил отпрыску и он, расправив крылья, полетел на зов.


Переходим реку Северный Тогул и сворачиваем в долину его притока, ручья Тогулёнок.


Прямо у тропы замечаем иву с объеденными листьями. Две гусеницы с сине-чёрным ромбовидным рисунком и длинными жёлтыми волосками в бисере утренней росы провели ночь на дереве. А с восходом солнца вновь принялись трапезничать её листочками.



Под крупными кедрами, возраст которых давно перевалил за 300 лет, косолапый хозяин тайги оставил метки – сломанные сучья. Спелые шишки мишка, конечно же, съел, а нынешние, не больше ногтя, оставил на ветках.

То и дело в траве мелькают полосатые спинки бурундуков. Зверьки делают запасы кедрового ореха на зиму. Подбирают на земле упавшие шишки и ошелушевают их, а зернышки прячут в укромных местах. Иногда их тайники находят медведи, выкапывают и съедают все припасы.


Здесь же под старым кедром нашла убежище ночная бабочка. Её черные доверчивые глаза смотрели прямо в объектив фотоаппарата. Она даже не пыталась улететь, а только перемещалась вокруг травинки, наблюдая за происходящим.




Проверяем старую валежину на которой в прошлом году росла хромозера синепластинковая. Редкие грибы появились и нынче, но они ещё совсем малы, размер шляпки не превышает спичечную головку.



Спускаемся к ручью Тогулёнок. По пути встречаем несколько кустиков волчеягодника. И только на одном из них продолжают краснеть спелые ягоды, на остальных кустах они уже давно осыпалась.



В отличие от прозрачных вод Северного Тогула, воды Тогулёнка очень мутные. Не видно даже дна, хотя глубина в некоторых местах не достигает и полуметра. Причины данного явления пока не выяснены. Тем не менее, вливаясь в р. Северный Тогул вода из ручья Тогулёнок вновь становится прозрачной.

На камень присел отдохнуть змеедедка тёмный. Странное название стрекоза получила за свой рисунок, чем-то напоминающий змеиный. Ближе к осени змеедедки становятся менее пугливыми. Такие моменты дают возможность хорошо рассмотреть насекомое с довольно близкого расстояния.


На берегу Тогулёнка находим несколько деревьев с редкими лишайниками, уснеей длиннейшей и лобарией лёгочной.



Отмечаем кедр, обхватом 324 сантиметра.


Первый день наблюдений незаметно подошёл к концу. Ровно через неделю мы вновь вернёмся сюда, чтобы продолжить свои исследования.

 

День второй

Снова суббота, ранее утро и мы опять в долине Северного Тогула.


Идём по дороге навестить гнездо сапсана. Но, не доходя гнездовья, слышим знакомый голос. Сквозь густые ветви деревьев сокола не различить. Останавливаемся и ждём, вдруг птица сама обнаружит себя. И действительно сапсан не выдерживает нашего присутствия. Срывается с места и с недовольным криком взмывает в небо. Делает пару кругов над нами и улетает в сторону своей скалы.

Возвращаемся к притоку Северного Тогула. Ведь долина Тогулёнка нами практически ещё не исследована. Первым делом забираемся на склон со старым кедровником. Поднимаемся выше. И сразу три краснокнижных находки: хромозера синепластинковая, пара кустиков волчеягодника и лобария лёгочная на берёзе. Отмечаем новые точки на карте.


Закрапал дождик, мы спешим укрыться под разлапистой пихтой. Дождь поморосил минут десять и перестал, словно предугадывая наше желание: идти на поиски новых открытий.

Спускаемся в долину. По пути натыкаемся на кедровую валежину. Её размеры впечатляют. Огромное вывороченное с корнем дерево стало пристанищем всевозможных мхов, грибов и лишайников. Витиеватые пни и груды бурелома из поваленных ветром деревьев возвышаются то тут, то там. Со временем они превратятся в труху, образуя мягкую  подстилку для нового поколения хвойника.



Сегодня мы идём к р. Тогулёнок через верховое болото и первое, что бросается в глаза - это разнообразие мхов. Сфагнумы разных оттенков: от светло-зелёного до винно-бордового изумляют нас своими красками и формами.



А вот, сквозь моховой ковёр, пробился малютка кедр и теперь тянет свои иголки-ручки в голубую высь.

Вдруг, прямо из-под ног выбегает живородящая ящерка. Она мечется вокруг ивы в поисках убежища, но подходящего укрытия так и не находит, потому решает спрятаться от нас на самом дереве. Ловко забирается на него и сталкивается там с объективом фотоаппарата. Рептилия замирает на несколько минут в надежде, что её не заметят. Мы тихонько снимаем портрет ящерки и уходим, а она остаётся неподвижно сидеть на дереве.


Вдоль ручья встречается несколько елей окутанных нитями уснеи длиннейшей.

Удивительно, но с одной из берёз тоже свисает седая борода редкого лишайника. Находки на лиственном дереве уснеи длиннейшей можно пересчитать по пальцам одной руки, и то, лишайник растёт единичными нитями, а тут целый пучок.



День в тайге пролетает не заметно, пора возвращаться домой.

 

День третий. Осенний

На подходе середина сентября, грибной сезон в тайге в самом разгаре. И мы снова на своей подшефной территории «Скала Сапсан». Утро. По логам стоит туман. С восходом солнца он постепенно поднимается к вершинам сопок, скрывая позолоченные макушки деревьев белой пеленой.


Над нами пролетает сапсан. А это значит, что соколы ещё не откочевали в более благоприятные места, а продолжают держаться у своего гнездового участка.

Сегодня перед нами стоит задача: изучить участок долины реки Северный Тогул и прилегающий к ней склон.

Переходим реку по краю бобровой запруды и не спеша поднимаемся в гору. А вот и первые грибные находки, вешенки роскошными веерами опоясали старые рябины. Ну как же пройти мимо и не набрать таёжных даров?! Тем более, что гриб вешенку не часто встретишь в нашем лесу. Собираем грибы до куда рука дотягивается, а те которые не достать, остаются на деревьях для лесных обитателей.



Поднимаемся ещё выше и выходим на край старых рубок. На пихтовом пне нас ожидает интересная находка – гриб гидропус чернильный. Четыре грибочка совсем маленькие, шляпки меньше рублёвой монетки. От прикосновения пластинки на шляпке начинают чернеть, словно на них пролили чернила, отсюда и название гриба. Гидропус чернильный очень редкий гриб, является индикатором старовозрастных лесов. Отмечаем точку с редкостью на карте и идём дальше.



Слышим восторженный возглас впереди идущего нашего волонтёра и земляка Сергея Замкова. Подходим ближе и видим огромный берёзовый пень до середины усыпанный молодыми опятками. Рядом ещё один пень - пихтовый, он поменьше, но тоже с опятами. Такое обилие грибов в одном месте встретишь не часто, от того и находка становится более ценной. Набираем грибов полные ёмкости и идём к дороге, чтобы оставить ношу. Там же у речки останавливаемся на обед.


После отдыха снова возвращаемся в тайгу.  На бровке старого волока замечаем крепыша-боровика. Его шляпка в свежих отметинах зубов грызуна. Зверёк сбежал услышав нас, но наверняка вернётся после нашего ухода и продолжит трапезу.


Шершней мы видим часто, а вот их гнезда нет. Пихтовый пень на лесной поляне с отверстием на высоте трёх метров. В нём спрятан бумажный домик таёжных шершней. Сергей Замков решает постучать по пню, чтобы перепончатые выбрались наружу и ребята могли получше их рассмотреть. Его затея не остаётся безнаказанной. Один из шершней отдалился от пня и подлетел к нам. Только ему ведомым чутьём он выбрал источник беспокойства своего гнезда, нашёл и наказал обидчика - вонзил жало прямо в макушку Сергея.


На горе натыкаемся на свежую лежанку медведя. Под старой пихтой косолапый вытоптал траву и сделал небольшое углубление в котором и провёл ночь. А по утру отправился на поиски пищи, отметив место ночёвки приличной кучей.

На краю валежины рассыпаны оранжевые шарики. Это грибы слизевики ликогалы древесинной, которые умеют передвигаться. Собираясь в «шарики» плазмодии готовятся к спороношению. Через несколько дней шарики почернеют, лопнут и невидимые споры разлетятся по всей округе.


В елово-пихтовом лесу на земле замечаем коричневые коралловидные грибы телефоры пальчиковой. Необычное строение гриба действительно напоминает тянущуюся к небу руку с пальчиками. Грибы не съедобны, но их можно использовать в хозяйстве для окрашивания ткани, шерсти в коричневый цвет.



На склоне и в долине обнаруживаем три кедра довольно внушительных размеров: обхват ствола на уровне груди составляет 300, 326 и 410 см! Отмечаем на карте несколько новых точек с редкими лишайниками.


Наша исследовательская работа на территории «Скала Сапсан» ещё не закончена, но уже можно подвести предварительные итоги. За семь выездов в течение тёплого времени года нам удалось составить список редких растений и животных, обитающих на этой территории. Здесь мы обнаружили девятнадцать «краснокнижников». Добавили на карту около трёх десятков точек с местами их обитания. Нашли, измерили и зафиксировали около двух десятков старовозрастных кедров, обхватом от 2,9 до 4,1 м.


На протяжении трёх месяцев вели наблюдения за семьями редких птиц: сапсана и хохлатого осоеда. А самое главное получили огромное удовольствие от таёжных походов и большой заряд энергии на долгую сибирскую зиму.


Лола Смирнова,

руководитель команды «Юный натуралист» (Заринский район, ст. Аламбай)

Комментариев нет:

Отправка комментария